?

Log in

No account? Create an account

В мороз

Коллега подарил мне большой черно-белый портрет Сары Джессики Паркер, который он взял на какой-то фотовыставке, и я повесил его возле своего рабочего места. Часто, задумавшись над работой, я рассеянно разглядываю веселую, красивую, с развевающимися волосами, увенчанную короной актрису, главную героиню которой — Керри Бредшоу — знают все женщины в мире и один мужчина в России — я. Классическая метафора: провертеть дырочку в горизонте, уйти в нарисованную дверь, просверлить взглядом перегородку в оупенспейсе и свалить в прекрасный новый мир, идеже несть ни печали, ни воздыхания. На дачу, например, в промороженный до соплей скрипучий домик на отшибе, где даже платформа загородной электрички с синим от мороза фонарем кажется оплотом цивилизации, в искристые снега, в черное-черное небо, под звонкую жестяную луну, в черный-черный лес с настоящими, не литературными волками, которые тоже хотят погреться возле кое-как растопленной дачной печки и похлебать куриного супу — бульона на снежной основе.

В фильме Фрэнка Дарабонта по почти одноименной повести Стивена Кинга "Побег из Шоушенка" главный герой прикрывает путь в туннель, через который сбежит из тюрьмы, плакатом с актрисой Ритой Хейворт. "Может быть, шлюха на стене скажет мне, куда он делся?" — кричит директор тюрьмы и кидает камушки в плакат, которые и обнаруживают дыру, что проверчивал 20 лет в горизонте заключенный Энди Дюфрейн. Но в мою Сару камешки кидать нельзя, да и незачем: за стеной все равно не окажется ничего, кроме Курского вокзала.

Если выйти морозным вечером курить на балкон нашего офиса и разглядывать небо, то справа будет звонкий жестяной месяц, слева — красно-белая дылда теплоэлектроцентрали, которая в эту погоду дымит вертикально, неделикатно напоминая мне детство, деревню, декабрь, когда десятки печных труб дымят так же вверх, в черное-черное небо — звездный openspace. А между этой красотой, посреди горизонта, как раз в направлении Курского вокзала, как бы намекая и перечеркивая, жирно рассиялась большая зеленая вывеска Сбербанка: вот вам, мол, и небо в алмазах, и дым отечества, и месяц-вышел-из-тумана.

Я закрылся от Зеленого Чудища и Дикого Кура — вокзала Сарой Джессикой Паркер и еще повесил другие всякие обереги: открытку от читателя, визитки, стикеры с напоминанием о хорошем. Остаемся зимовать, куда ж мы денемся. Вот на дачу бы еще съездить, подышать, померзнуть, волков матом покрыть — и тогда совсем заебись будет.
Самое страшное, что человек может сам с собою сделать — это стать унылым мудаком. Ничего действительно плохого никто другой с нами сделать не может. Ну, да; за такие слова можно неоднократно и качественно огрести, возможно, даже ногами, от людей, которым, к примеру, покалечили психику в детстве. Но вот этот вот маленький, тоненький, незаметный, необъяснимый, неуловимый, неуязвимый и неистребимый кристаллик в самом центре меня все твердит и твердит: "Азъ есмь, и не ебет". Простенькая мысль во время рассеянного перекура, Жизненная Программа: если слышать голос этого кристаллика, зернышка, уголька, который ты и есть, то, что не умрет и тленья убежит, — то все чотко по жизни будет, я считаю. Останется дело техники: не быть унылым мудаком. Ну а это уже как на работу ходить: каждый день, иногда б глаза мои не видели, но в целом же очень круто, да и денег опять же дают.
В который я когда-то много, часто не без удовольствия, а иногда даже более-менее осмысленно писал. Признавайтесь: кто прислал Открытку? :) Ведь это кто-то знакомый — надо же знать почтовый адрес съемной квартиры.

Признавайтесь немедленно :)
ivan.shipnigov@gmail.com
Оригинал взят у kvakl_brodakl в Если когда-нибудь нам будет казаться, что ни в каких действиях нет никакого смысла...
Ректор СПбГУ на встрече с заведующими кафедрами заявил, что никакого сокращения бюджетных мест на филфаке не будет и та же информация от студентов, встречавшихся с ректором.

А на страничке официального сайта филфака МГУ, посвящённой борьбе за сохранение гуманитарного образования в России - заявление Ученого совета родного факультета "О реформе образования, ее итогах и перспективах" (*pdf).

На мой субъективный взгляд, текст всерьёз заслуживает внимания и распространения.

_______________________
Цитата из этого заявления:

"1. Университеты столкнулись с рядом сложностей, связанных с необходимостью повышения гуманитарных знаний студентов, сдавших ЕГЭ и испытывающих огромные трудности с выражением своих мыслей на письме, а подчас откровенно неграмотных (одна из симптоматических попыток преодоления продолжающей ухудшаться ситуации – введение в МГУ курса «Русский язык и культура речи» на негуманитарных факультетах). В ближайшей перспективе, если тенденция сохранится, организация курсов ликвидации неграмотности по образцу тех, что создавались в СССР на заре «всеобуча».

2. Неспособность внятно формулировать мысли – внешнее выражение неспособности самостоятельно мыслить: потребитель «информации» в лучшем случае научится ориентироваться в ней, но не сможет осуществить
ее экспертизу, а значит, и оказать сколько-нибудь существенное воздействие на информационное пространство".

На минутку забыл, что читаю заявление Ученого совета филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова: стилистически этот документ напоминает какую-то невиданную фантастическую алармистскую социальную сатиру. Но жизнь, как водится, обгоняет мечту, и родной филфак всего лишь (!) четко сформулировал то, что происходит сейчас с гуманитарным образованием. Очень рекомендую текст по ссылке выше к прочтению и распространению.

О Сложности

Почему-то запомнилось, как давным-давно, года два назад, мы с другом сидели и простенько шутили: если бы у ФСБ РФ была официальная страничка на сайте "ВКонтакте", то там стоял бы статус: "в активном поиске". Нет, сказал друг: "все сложно".

Потихоньку въезжаю в новую работу. Вчера был реально сложный день, никогда еще не приходилось решать сразу столько вопросов, но я все разрулил и сделал хорошо. Усталый, но довольный и заебанный как пиздец, ехал вечером домой. В метро был припозднившийся пятничный час-пик. Между "Авиамоторной" и "Шоссе энтузиастов" к кнопке вызова машиниста протиснулся упитанный невысокий мужчина, нажал и стал что-то говорить. Я начал задумчиво вспоминать свою нехорошую весну 2008-го, параноидальный страх перед терактами, повышенное внимание к углам и пакетам; сколько раз я сам нажимал эту кнопку, дотошно исследовав вагон и обнаружив забытые вещи, и каждый раз машинист бодро отвечал "благодарю", закрывал двери и ехал на следующую станцию, а я сидел и смотрел на какой-нибудь стремный чемодан, в котором непонятно что можно носить... Все это пронеслось у меня перед глазами, пока я не догадался вытащить наушники, но услышал лишь ответ машиниста: "Вызываю полицию". Заинтригованный, я обратился к стоящему рядом мужчине с вопросом, о чем речь.

— Мусорнулся он, — просто сказал мужчина, как будто отвечал, который час.
— В смысле? — обрадовался я новому русскому слову, о значении которого я лишь догадываюсь.
— Ну, мусорнулся. Там девчонка на гитаре играет, он на нее пожаловался.
— Стритует? — уточнил я.
— В смысле? — в свою очередь не понял мужчина.

Тут я увидел Девчонку. Это была совсем еще молодая женщина, не больше 40, но выглядела она страшно: впалые щеки, ввалившиеся черные глаза с нехорошим блеском, редкие, седые, небрежно закрашенные волосы. Одета она была по-хиппарски, но вещи были новые и чистые. Действуя гитарой как веслом, она тяжело гребла через толпу к выходу.

— Жалко ему, что ли? — обратился ко мне мужчина с большим словарным запасом. — Пусть тогда пройдет по перрону, соберет всех страждущих (он именно так сформулировал, я журналист, я просто передаю), всем вызовет милицию. Пятью хлебами, так сказать...

Тот, кто разговаривал с машинистом, стоял между нами. Я сочувственно покивал и снова надел наушники и стал слушать песню из нового альбома группы "Сплин" "Обман зрения" — "Петербургская свадьба". Я лишь недавно узнал, что это песня Башлачева, и это было сложно принять, потому что его я не люблю, а песня так идет Васильеву. Вскоре Девчонка добралась до нас и стала что-то выкрикивать. Я снова вытащил наушники:

— Денег пожалел! — говорила она кликушечьим тоном, прижимая к себе гитару, как цыганка младенца. — Бей жидов, спасай Россию! — вдруг крикнула Девчонка, два раза ударила себя в грудь кулаком и выкинула зигу. Я пригляделся: зига у нее была в виде рокерской распальцовки. Жидов, кажется, вокруг не было, но я не уверен, так как я абсолютно беспомощен и некомпетентен в вопросах крови и почвы. Вагон был заполнен в основном смуглолицыми людьми в спортивных штанах и дешевых кожаных куртках, и их вряд ли интересовало происходящее — народ, как всегда, безмолвствовал, когда не надо. Немногочисленные русские бабушки осуждающе качали головами, и я не хотел знать, на чьей они стороне.

— У нас армия по количеству личного состава в три... нет, в ПЯТЬ раз меньше правоохранительных органов!! — продолжала Девчонка (инфографикой показать, профессионально дернулся я, инфографикой: пять хлебов, три рыбины...). — И о чем это, по-вашему, говорит?!

Мы приехали на станцию "Перово". Девчонка вышла, ударив напоследок своего врага гитарой. Тот вяло ругнулся в ответ. Поезд не трогался с места, и вскоре в вагон зашел бодрый молодой полицейский.
— Ушла она уже, ушла! — с облегчением закричали все.
— А вот что вызывал, вот он стоит, — указывали некоторые. — Вы же за ним пришли?
Мужчина с богатым словарным запасом чуть отодвинулся. Полицейский осмотрел опустевший вагон, нежно сжал свой фаллический символ государственной власти — дубинку, весело сказал "А и хуй с ней!" и вышел.

Когда я приехал домой, в Новогиреево, у меня в наушниках звучала песня из нового альбома группы "Сплин" "Чудак":

"Он шел к людям, он нес им надежду, любовь, красоту.
Люди взяли его и гвоздями прибили к кресту".

Написать в ЖЖ

Хотел написать про Секс и Отношения, да что-то лень стало про глупости эти писать. Или хотя напишу может еще, чтобы сказать, что глупости. Давно я не писал в ЖЖ, потому что некогда и незачем и слишком много всего, чтобы об этом можно было написать. Книжка-то моя меня все-таки если не подкосила, то перепахала точно. Коплю, восстанавливаю силы. Скоро зима, нужна энергия и тепло, писать всерьез можно только зимой и летом. Летом я написал свою первую книжку, зимой надо будет закончить вторую. Не все же ходить, улыбаться.

У меня все хорошо — это самое откровенное и подробное, что я могу сейчас сказать о себе.

Некоторые люди по телефону дают такие интервью, что ведя и слушая их, я разваливаюсь в кресле, томно смотрю в потолок, закусываю губу. Были бы у меня локоны — накручивал бы на палец.

Меня с детства преследуют три необъяснимые и не исправляемые языковые странности: я никогда не помню, в каком случае две "с" в слове "искусство", мне всегда хочется написать "вне зависимости" слитно и я забываю, как расшифровывается начало аббревиатуры ПМС — как "пост-" или "пред-" менструальный синдром. Полез сейчас в очередной раз гуглить, не переключил раскладку, нагуглил буквосочетание "gvc".

www.gvc.ru, Главный вычислительный центр Минсельхоза России — первый результат по такому запросу.

Я работал в газете "Сельская правда" и много писал о сельском хозяйстве. Эта работа была удивительной в том числе и потому, что сельского хозяйства не было, а я о нем писал. ПМС нет, а я про него пытаюсь читать на неизвестном, но понятном языке. Булгаков открыл игры с раскладкой гораздо раньше Пелевина: "Мастер и Маргарита", М и М на соседних клавишах V и B. Повесить, что ли, стикер над столом: ПМС значит то-то. А то прямо как настоящий мужчина, ничего про женщин не знаю. Кровь-вино, которую Воланд пьет из черепа — результат менструации маленькой раздраженной души, выпущенной на волю, с работы, из офиса. Ведь и свои тела мы по сути тоже снимаем, платя за постой души обидами плоти. Есть одному невозможно. Сексом иногда заниматься нельзя. Сна совсем не хватает.

У меня есть свой рабочий телефон, но пока нет автосекретаря, или секретера, или как называется правильно эта фигня, позволяющая записать на диктофон телефонное интервью. Побираться технически неудобно, ведь некоторые дают такие интервью, что я, развалясь... — а на чужом кресле-то не развалишься. Другие тоже хотят с комфортом выслушивать откровения незнакомцев. Белая коробочка по своей ценности становится равна засекреченной спецслужбистской примочке.

Звоню иногда своей бывшей начальнице, руководителю службы корректоров, консультируюсь. Сегодня она, ответив на мой вопрос, нежно позвала к себе, в их тихую уединенную комнату — поменять им в кулере канистру с водой. Поменял, пошутил, поспрашивал. Очень жаловались, что мол появился в кои-то веки у них мальчик, и того быстро забрали. Я мальчик, я хочу все решать, дайте мне автосекретарь.

Я давно не корректор, и кому, кому мне звонить, когда я снова забуду, в каком месте две "с" в слове "искусство", как писать "вне зависимости" и как расшифровывается аббревиатура "ПМС"?! С коллегами нельзя позволять такую интимность. Некому, абсолютно некому.

Все-таки "у меня все хорошо" — слишком подробно и откровенно. Заказчик не примет.

Живем!

"Русская жизнь"-то вернулась!

http://russlife.ru/
Представляем второй фильм из цикла “Интервью с русским писателем-иваном”. Кто смотрел и помнит первое видео, тот оценит, как все изменилось. Теперь это водочное обозрение, и называется программа “Застолие с Кондратием”. Почти три года прошло со времени первых съемок, но мы с журналистом Кондратием остались прежними, даже сменив формат...

Про красавиц, про дурочек, о Ляплау и Выборге, о рассказе “Листья” и романе “Сосны” — в “Интервью с русским писателем-иваном — 2”!



Для новых читателей, на всякий случай: это постановочный короткометражный фильм, пародирующий жанр “писатель в телевизоре”. Присутствует Лексика и сцены насилия.