?

Log in

Взял интервью у Захара Прилепина:

http://prochtenie.ru/taxonomyterm575/26937

Давайте уже, переезжайте в Фейсбук!

https://www.facebook.com/ivan.shipnigov

Торжественно представляю новый фильм из нашего проекта "Люди и Монстры". В Пескоструево творятся страшные вещи. Неизвестные люди проводят ужасающий ритуал Чорных Огурцов, а потом бесследно исчезают. Расследовать эти паранормальные явления берется команда экспертов под руководством ведущего программы "Люди и Монстры" Петра Заполошных. К каким пугающим открытиям приведет их это — не знает никто, кроме, может быть, самих тыквоцветных двудольных созданий...

Охуительная история



У меня есть друг Данила, о котором некоторые из вас знают. На день рождения он приготовил мне запоздалый творческий подарок. На неполиткорректную лексику не обращайте внимания — Данила не вкладывает в нее никакой отрицательный смысл, а просто, не задумываясь, берет первое попавшееся, привычное (к сожалению) слово. Предыстория сюжета. В 2011 году мы оба с ним жили дома, по месту постоянной прописки, и договорились, приехав одновременно в Москву, вместе снимать квартиру.

Приехали мы в августе, в Сезон, и нас ждал ад. Квартир не было вообще, те, что были, или стоили на сдачу, как на продажу, или находились в туманном задумчивом Подмосковье, откуда добираться в город три часа на электричке, и то только одна, в 7 утра. В сумках у нас накапливались чужие ключи. Знакомые отводили взгляд и ухо, видя наш ежевечерний входящий вызов. Мы встречались каждый вечер на "Третьяковской" и стояли там, обзванивая друзей. До сих пор, выйдя на этой станции, мне хочется тут же поехать домой. Присматривались к бомжам: перенять опыт — что есть, как спать, в какой целлофан укутываться. По дороге на просмотр очередного варианта квартиры даже не сдавались, не продавались, а просто сгорали жилые дома. Данила хотя бы работал, я а нет. Днем я сидел с книжкой в "Макдаке" на Третьяковской, и такой бессмысленности я теперь боюсь больше всего.

Однажды мы поехали ночевать на дачу знакомых, на которой Данила раньше бывал. Но парадоксальным и подлым образом данилино великолепное чувство пространства ему отказало, и мы заблудились в незнакомом поселке. Было это в 2 часа ночи. Такси у нас отобрала толпа агрессивных подростков. Когда наконец, усталые и обжаленные крапивой, мы нашли эту дачу, там горел свет. Когда мы предположили, что свет от воров, и решили зайти, то еще час искали ключ. В 6 утра мы легли спать. В 7 Данила поехал на работу, ну потому что ехать же три часа, и единственная электричка в это время.

И вот наконец мы нашли Ее, приятную небольшую очень дешевую холостяцкую двушечку в Новогиреево. Хозяин оказался очень тактичным и интеллигентным человеком, либеральным до полной похуистичности — каждый месяц ему нужно напоминать и упрашивать забрать деньги, он сам не звонит никогда и приезжает попить чаю раз в полгода. Но квартира располагается в бывшем домоуправлении, ее нет ни в каких базах, номер ее неправилен и написан на бумажке над входом. Есть еще одна неприятность: близость мусоропровода, из-за которой иногда в дверь нагло и нерассуждающе, как судебные приставы, звонят тараканы, которые, впрочем, легко истребляются обычными средствами.

Исстрадавшись, мы с Данилой не верили своему счастью и были убеждены, что придем на следующий вечер, а там толпа гастарбайтеров, никто по-русски не говорит и ничего не понимает, потому что бумажка над дверью. А мы опять на улицу. Но это оказалось не так. 11 сентября будет два года, как я здесь живу. А Данила нарисовал мне в подарок эту картинку. Всмотритесь в их лица. Там даже одна женщина есть.

С Днем рождения!

Александр Сергеевич!

Армянское радио

Господи, как же я все-таки люблю эту музыку.



Видео никто не смотрит, просто послушайте аудиофайл. Когда я в очередной раз осознаю, что люблю музыку System of a Down до зуда в зубах, меня охватывает что-то вроде чувства вины перед Земфирой: как же так, ведь она-то со мной с моих 12 лет, с ней самое главное и дорогое связано, но вот поди же ты — этих чуваков тоже люблю-не могу. Придумал для себя так: любимые мои нормальные американские армяне — это тоже Земфира, тока мужики, и не по-русски, и вообще. Но тоже вот это гениальное, животное, когда на тебя воздействует не "песня", не "музыка", а просто сама сила и качество звука, который кожей понимается гораздо лучше, чем ушами. В настоящей литературе ведь так же — главное, чтобы звучало, качало.

Тоже смешно: всегда был убежденным противником оценивания чего-либо по национальному признаку, но они армяне и сделали так, что армяне, страна, народ, история, культура теперь интересуют меня чрезвычайно — причем сделали-то хорошо, умно, просто, без развесистой национальной клюквы, а наоборот, по набоковскому рецепту, спрятав свое нежное, горькое, грустное в международную американскую оболочку тяжелой яростной гитарной музыки — и тут второй фокус, потому что главное не тяжесть, а тонкая гармоничная мелодия (говорю же, Земфира). Ужасно хочется съездить, походить, подышать. Вот это все странное, непонятное, перепутанное и, чувствуется, очень внутри себя органичное: это Кавказ или где? Это как евреи или круче? В конце концов, православие вот это наше родное, смешное, когда вроде бы поп с бородой — а как это у них, других, южных, темных, горячих? Как итальянцы, но с мировой тоской в глазах хлеще, чем у любого хасида. Как греки, но все равно как мы. Как мы, но — другие, древние, средиземноморские, у синей воды, в таверне, на причале. И при всем при этом все-таки это Кавказ или где?

А где, нигде, в Америке. Православный армянин Дарон Малакян, лучший гитарист на планете, на концертах на строчке из собственной песни "На кого Ты меня покинул?" показывает небесам смачный американский фак: потому что правда покинул, потому что 15 веков истории, и столько всего в крови накоплено, и что нерусский мальчик вырос в Голливуде, а как им, злым москвичам, все это, что дует в тебе прекрасным заунывным темным пыльным золотом, объяснишь, и вот стоишь сейчас и управляешь американской толпой движениями гениальных своих, волосатых пальцев. Только так, здесь вам не тут, все дороги ведут только туда и никуда больше.

В Питере были с друзьями в дурацком армянском ресторане: все дорого, мало, невкусно и навязчиво. Все время думал, еле удержался: поднажрать, пойти заказывать музыку — гости из солнечного Еревана, этап на Север, срока огромные, водочки не желаете, сейчас все сделаем в лучшем виде, икота, лапти, дайте мне перекреститься — и заказать, чтобы истерически, стильно, сильно, совсем без акцента закричал бы Серж Танкян:

What a splendid pie,
Pizza-pizza pie,
Every minute, every second,
Buy, buy, buy, buy, buy!

Кухня была, видимо, ненастоящая, травяная и пресная, и действительно хотелось пиццы. Пиццы богов, что ли.



Спасибо тебе, Господи, что ты таких людей производишь. Ударника у них зовут Джон Долмаян: это лучшее доказательство того, что Ты есть, Господи: у Тебя отличное чувство юмора.
"И напоследок практический вопрос. Какие предлоги использовать со словом «Украина»?

Это политический вопрос, и мой ответ, боюсь, политикам не понравится. Писать и говорить надо по законам русского языка: «на Украине», «с Украины». Эта литературная норма — результат исторического развития языка на протяжении долгого времени. Сочетаемость предлогов «в» и «на» с определенными словами объясняется исключительно традицией: «в школе», «в институте», «в аптеке», но «на работе», «на почте», «на курорте» и т. д. Литературная норма не может измениться по команде из-за каких-либо политических процессов. И я не думаю, что ради политики надо коверкать язык".

Мария Каленчук, заместитель директора по научной работе и заведующая отделом фонетики Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН, доктор филологических наук. Мой преподаватель на филфаке, между прочим.

http://hbr-russia.ru/issue/87/3413/print?fb_action_ids=374584425981685&fb_action_types=og.recommends&fb_source=other_multiline&action_object_map=%7B%22374584425981685%22%3A361842313927451%7D&action_type_map=%7B%22374584425981685%22%3A%22og.recommends%22%7D&action_ref_map=%5B%5D

С места в карьеру

Когда-то я писал в ЖЖ, а теперь я, типа, делаю карьеру. Совсем не до писаний, о чем, конечно, жалею; писать приходится очень много, что радует. Парадокс существования: свободный не-художник, несвободный художник — от слова «совсем».

Сегодня сумасшедший был день. С утра запланированно поехал на пресс-конференцию в ИТАР-ТАСС, по дороге позвонили: Иван, а сходи еще на круглый стол в Госдуме — ну вот как молока по дороге купить, если не забудешь. Пошел; в Совете Федерации, например, все преувеличенно вежливо, тихо и корректно, а в нижней палате парламента объявление на стойке выдачи временных пропусков просит сдавать оружие (представлял, как журналисты складывают, как в детском саду сандалии, в кабинки свои перья, карандаши, планшеты, ноутбуки). Пропуск выдает кто-то невидимый, внятный, за зеркальной стеной, голосом Алисы из зазеркалья: Иван Валерьевич, военный билет не подходит для выдачи пропуска. Ну нате вам бомжовскую справочку об утере паспорта.

Короче, приехал с распухшей головой в офис, думал разложиться и на просторе начать наконец звонить, писать, работать, курить с коллегами; и тут меня заводят в Отдельную Комнату и предлагают Карьерный Рост. Обговорили все Условия, согласился, и потом сижу, доделываю хвосты по старым проектам, а в голове мелькает: надо бы попросить должность Специального Корреспондента и право обозревать издания на следующей Творческой Планерке… Ну там еще что-нибудь по мелочи: отдельный кабинет с видом на Кремль (ладно, Госдуму), секретаря с локонами и коленями, золотые визитки. Фантазия разыгралась: а чего мелочиться! — сразу: 50 тысяч рублей, внедорожник и билет на самолет до любой точки земного шара.

Короче, вот. Я здесь, не забывайте.

"Джанго", значит

Написал вот в "Прочтение" про новое Тарантино. Тыщу лет ничего не писал, это так приятно, оказывается :)

http://prochtenie.ru/movies/26641